Версия для слабовидящих

КIиридай жагъай гъилин хатIарин шииррин алманах (XVIII-XIX асир)

no_image.jpgФ.Р. Нагиев. Киринский рукописный поэтический альманах (XVIII-XIX век). На лезгинском языке. В двух алфавитах: кириллице и аджаме.

Автор: Фейзудин НАГИЕВ, доцент кафедры литературы ДГПУ, кандидат филологических наук
Исторический памятник духовной культуры  — поэтический альманах  сохранил 463 стихотворных произведения 97 авторов
Нашествие арабов способствовало распаду государства Кавказская Албания и ее разделу по реке Кура на две части: на южную — христианскую и северную — мусульманскую. В северной части Албании культура и просвещение развивались уже в симбиозе местной христианской культуры с новой исламской идеологией. Образование и просвещение в этих условиях продолжилось на основе арабского письма.
Из архивов в печать
Наглядным примером письменной культуры на основе арабской графики-аджам, приспособленной к дагестанским языкам, и высокого литературно-художественного уровня лезгинской поэзии XVIII — XIX веков свидетельствует рукописный альманах из селения Кири, Курахского района, со стихами на лезгинском, тюркском и арабском языках. На днях альманах увидел свет благодаря фонду «Шарвили» и бескорыстной помощи спонсоров.
Альманах пролежал в архиве семьи Гайдаровых более 70 лет. В результате плохого хранения обложка и более половины ее страниц утеряны, многие листы разорваны, а уцелевшие ломаются в руках, как сухие листья. Сохранилось лишь 308 страниц, среди которых и сильно поврежденные. Все произведения альманаха написаны от руки арабским письмом аджам камышовым пером и черными чернилами. Возможно, в целях экономии бумаги первоначальная компоновка произведений нарушена: все свободные поля страниц были заполнены новыми произведениями. Из-за нехватки места части строфы некоторых произведений оказались разбросанными по разным страницам.
При переложении аджама на кириллицу искажения и орфография текстов максимально сохранена.
В аджаме пунктуация совершенно не использована, что дает повод для разновариантных прочтений, разнящихся по смыслу. Такое положение также приводит к трудностям понимания и толкования текста. Много также и орфографических ошибок, приведших к искажению слов, к трудности выявления исконного слова.
Культурный свидетель
Альманах свидетельствует и об уровне просвещенности населения: на территории в несколько тысяч квадратных километров и населением приблизительно до полумиллиона человек встречается 97 поэтов, в том числе три женщины. Известно, что в XIII—XIX веках в Южном Дагестане действовали тысячи медресе, где наряду с детьми из богатых семей учились и дети простых тружеников.
В альманахе сохранилось всего 463 произведения. Среди них стихотворения как известных поэтов XVIII—XIX века (Етима Эмина, его брата Мелика, Рухуна Али и их современника Эрзихана), так и неизвестных (Гамзата, Саида, Тахмеза, Жамала, Гуьлпери, Майтабханум, Саядпери и др.).
Более 250 стихотворений на тюркском языке сочинены лезгинами. Среди них: Ахцах Гаджи Абдуллах, Ахцах Рамазан, Ахмед (25), Гельхен Ахмед (11), Етим Эмин (11), Кеан Агамирзе, Мискич Курбан, Мазали Али, Мамрач Таги, Мирзе Али ал Ахты, Рачаб, Тагир (11), Хиневи Эмин, Хутхулви Магомед Эмин, Ялцуг Халил, и др. Авторами остальных стихов на тюркском языке являются Ашуг Керем (40), Вагиф (6), Насими (2), Саади (2), Физули (1), Шахисмаил (4).
Арабские стихи представлены двумя авторами: сочинявшими на нескольких языках Ихрек Рачабом (рецепты на арабском языке от четырех болезней) и Кочхур Магомедом (сочинение о причинах солнечного и лунного затмений).
Язык поэзии
Анализ этих произведений показывает, что в XVIII—XIX веках лезгины не только отлично владели арабским и тюркским языками, но и сочиняли на этих языках высокие образцы поэзии и писали ученые сочинения.
Значения многих слов в наше время уже непонятны. В этом отношении альманах служит банком лексики лезгинского языка. Язык альманаха, обогащенный разными диалектами и архаизмами, кроме изящества и колорита живой лексики, сохранил историю и дух времени.
Судя по языку произведений лезгиноязычных авторов (цахуров, рутулов, агулов), писавших на лезгинском языке, уже в то время все авторы стремились к некоему эталону лезгинского литературного языка (близкому к яркинскому и кюринскому — гюнейскому диалекту). То есть шел процесс выработки единого литературного языка. Анализ произведений альманаха даст ответ также на вопрос, почему в основу лезгинского литературного языка был положен кюринский язык (языковеды называют его «гюнейским диалектом», а Услар — «кюринским языком»). 
Тексты альманаха представляют отличный материал для исследования как лезгинской поэзии, так и поэтики.
В сочинениях встречаются имена многих известных людей того времени. Среди них Гаджи Исмаил эфенди Яраги, Гасан эфенди Алкадари, Гаджи Абдурахман эфенди Сарутупрахи, Кази эфенди Алкадари, Кепир Гаджимурад, малла Аслан, наиб Али, шейх Джамалдин Казикумухи и др.
В альманахе встречается и ряд неизвестных исследователям имен, которые еще предстоит уточнить, выяснить их роль в истории и культуре того времени. В целом необходимо составить обширный  комментарий к альманаху.
Новый источник
Альманах окажет неоценимую помощь исследователю-текстологу в выявлении искажений и ошибок, в определении авторства ряда спорных произведений. Зачастую, судя по нисбе (псевдониму), известное нам стихотворение в альманахе числится не за известным нам по официальным изданиям автором, а совершенно за другим. Хотя одними из признаков при атрибуции произведений служат контекст и нисба автора, но во многих случаях нисба отсутствует, или один и тот же автор пользуется несколькими нисбами; поэтому вопросы атрибуции таких произведений затрудняются. Так, некоторые приписываемые Етиму Эмину и постоянно включаемые в его поэтические сборники произведения, оказывается, ему не принадлежат.
Альманах помогает по-новому посмотреть и на проблему названий произведений.
Свой Матенадаран
Состояние альманаха навевает тревогу о судьбе письменных памятников, хранящихся в частных архивах. Без надлежащих условий хранения эти памятники приходят в негодность. Многие наши архиводержатели в свое время собрали много старых книг, рукописей, документов. Многое из собранного было отдано в рукописные фонды Дагестанского научного центра РАН, ДГУ, Госархива республики и др. На сегодня многое из фондов утеряно. Так, по словам покойного арабиста Галиба Садыки, из рукописного фонда ДГУ исчез ряд документов, которые он отдал туда лично. Профессор Ахед Агаев говорил, что из селения Ахцах в Махачкалу был вывезен целый грузовик старинных книг. Профессор Гайдаров сокрушался о том, что многие старинные документы и книги недобросовестными собирателями были подобострастно подарены или проданы в соседние республики. Увы, все это потеряно для нас...
Видимо, давно настала пора собрать, каталогизировать и систематизировать все сохранившееся письменные памятники и сосредоточить их в едином фонде, наподобие армянскому Матенадарану. 
Пора вернуть народу некогда отобранную у него духовную культуру.




Возврат к списку