Версия для слабовидящих

Совершенство эпоса

Хотя первые записи о легендарном Шарвили были сделаны еще в 20—40 годы XX века, планомерная работа над сбором материалов об этом эпосе началась в 1956 году в высокогорном лезгинском селении Стур, где тогда жил 83-летний старик Алисман, который помнил и сказывал стихами предание о том, как Шарвили ударом меча прорубил перевал между вершинами гор Базар-Дюзи и Лезе-даг.


В Стуре, других близлежащих поселениях были распространены и прочие сказания о Шарвили, причем прозаические тексты перемежались с пространными стихотворными фрагментами. Позже разнообразные многочисленные записи о Шарвили были осуществлены поэтами-фольклористами Забитом Ризвановым и Байрамом Салимовым в селениях Ахты, Курах, Рутул, Унуг, Тагар-уба и других лезгинских аулах.
Многолетние усилия по сбору и систематизации различных вариантов преданий, легенд, песен, сказаний — всего того, что касалось Шарвили, — завершились воссозданием единого свода, состоящего из 20 стихотворных песен-сказаний, в результате чего вырисовался яркий образ главного героя этого величественного эпического полотна.
Шарвили — сын чабана Даглара. В его образе народ воплотил свои представления и мечты о справедливости. Он наделен исполинской силой. Это — храбрый, бесстрашный воин, ловко владеющий своим волшебным мечом, находчивый и смелый в бою. Он любит и уважает простых тружеников, покровительствует им, ведет бескомпромиссную борьбу во имя справедливости и свободы. Благодаря своей силе и отваге, находчивости и смекалке он всегда угадывает и предупреждает уловки неприятелей и побеждает их в честном бою. Шарвили защищает не личные, а общественные интересы. Он до конца предан народу и ради него готов пожертвовать собственной жизнью.
Другой интересный образ эпоса — сказитель, ашуг и волшебник Кас-Буба. Это добрый, умный, любящий честных людей наставник и советник Шарвили, не раз помогавший ему в трудные минуты. Шарвили всегда прислушивался к его мнению и выполнял беспрекословно его советы и наказы.
В эпосе представлены и другие герои — сподвижники Шарвили в его нелегкой борьбе за интересы и счастье народа — воины, кузнецы, чабаны, земледельцы.
Глубокую симпатию вызывают женские образы. Это — мать Шарвили, благочестивая горянка Цюквер и его возлюбленная, красавица Эквер. Они горячо сочувствуют Шарвили и его сподвижникам, верят в его силу и преданность отчему краю. Этим женщинам, согласно горским представлениям о роли женщины в обществе, присущи красота и нежность, ум и чуткость, верность материнскому и супружескому долгу, забота о благополучии родного очага.
Эпос «Шарвили» отличается высокими художественными достоинствами, нашедшие восторженную оценку почитателей народного творчества. Как литературно-исторический памятник он сложился из отдельных (в сводном тексте эпоса их 20) песен-сказаний о борьбе народа против внешних врагов за социальную справедливость. Каждая из этих песен-сказаний является завершенным художественным произведением, а все вместе они объединены одной сюжетной линией.
Идейно-художественная завершенность эпоса, безусловно, объясняется тем, что он веками обрабатывался и оттачивался народными мастерами и был доведен до высокого совершенства. Эпос «Шарвили» имеет мощный патриотический заряд, ибо сосредоточил в себе непреходящие нравственные ценности народа, его представления о добре и зле, долге и чести, любви и ненависти, верности и измене, храбрости и мужестве.
Именно на примере таких произведений, созданных народным гением, воспитываются лучшие моральные качества подрастающего поколения, утверждаются нравственные основы в зрелом возрасте. Являясь частью общедагестанской художественной культуры, эпос «Шарвили» способствует еще большему ее возвышению, усиливая ее благотворное влияние на нравственно-эстетическое состояние общественной жизни.

Фарид АЙСАР



Возврат к списку