Версия для слабовидящих

Важно, чтобы не мешали работать

С 90-х годов прошлого века религиозно-политический экстремизм и его крайнее проявление - терроризм стали серьезной угрозой миру, безопасности граждан и обществу в целом. А сегодня даже в традиционно-спокойном Южном Дагестане складывающаяся обстановка не без основания вызывает обеспокоенность местного населения: идеологи радикального течения ислама активизируют свою работу. О проблемах противодействия экстремизму наш корреспондент беседует с главой муниципального образования «Сулейман-Стальский район» Нариманом Абдулмуталибовым.

- Нариман Шамсудинович, на первом Конгрессе религиозных лидеров Северного Кавказа Президент Дагестана Магомедсалам Магомедов подчеркнул, что, используя существующие социально-экономические проб­лемы, террористы целенаправленно пытаются осложнить обстановку в республике. Каковы, на ваш взгляд, другие причины, способствующие распро­странению экстремизма в Юждаге? Расскажите, пожалуйста, как в районе решаются эти проблемы?

- Я знаком с выступлением Президента Дагестана Магомедсалама Магомедова и полностью разделяю его озабоченность ситуацией в республике в связи с активизацией сил религиозного экстремизма. В своем выступлении он не просто констатировал наличие в республике этой проблемы, но и обозначил пути ее решения. Это, по-моему, самое главное. Что касается Южного Дагестана и его негласного статуса «традиционно-спокойного», с этим можно согласиться, но уже, к сожалению, с небольшой натяжкой: Южный Дагестан является неотъемлемой частью Дагестана, всё, что есть в Дагестане, в той или иной степени присуще и Юждагу. Это касается и вопросов, связанных с религиозным экстремизмом. Приверженцы радикального ислама то тут, то там осуществляют свои вылазки и в районах Южного Дагестана.

Говорю со знанием предмета: религиозный экстремизм в условиях Дагестана не является порождением только социально-экономических проблем. Это всего лишь одна из многочисленных внутренних причин его возникновения, скажем, наряду с незнанием широкими слоями дагестанской общественности сущностных основ ислама, необразованностью, отсутствием глубоких систематических знаний, нечистоплотностью, предельной амбициозностью и авантюризмом некоторых религиозных деятелей.

Естественно, способствуют этому также коррупция, общественно-политические проблемы в обществе, кризис культуры и духовная дезориентация, отсутствие альтернатив и т.д.

Помимо внутренних, есть еще внешние факторы возникновения и расползания радикализма в республиках Северного Кавказа, связанные с негласной деятельностью разведслужб некоторых государств, заинтересованных в развале Российской Федерации. Учитывая геополитическое расположение Южного Дагестана, то здесь ответ очевиден.

И еще одно считаю важным: если вдуматься в суть разногласий между приверженцами наличествующих на религиозном поле республики сил, то они в основном ограничиваются вопросами отправления религиозных обрядов. Каких-то сущностных вопросов ислама они не касаются. Спрашивается, стоят ли эти разночтения того, чтобы проливать кровь друг друга. Ведь суть религии состоит не столько в отправлении религиозных обрядов, а сколько в учении жить правильно, руководствуясь божественными законами, общечеловеческими ценностями.

По моему глубокому убеждению, божественную правду нужно искать в самом себе, совершая добрые, богоугодные дела, а не в лесу, бегая с автоматом наперевес. Этим никто ничего не добьётся, это путь в никуда. На запугивании общества и убийствах, тем более на убийствах школьных учителей нельзя построить гражданское общество. Вспомним последние события в селении Советское. Вне всякого сомнения, убийство директора школы связано не только с конфликтом религии и государства, не только с желанием со стороны некоторых сил дестабилизировать спокойный Южный Дагестан, но и с более широкими попытками испортить, если так можно выразиться, психологический климат данного региона, региона стабильно спокойного, разрушить менталитет людей, проживающих здесь. И, к сожалению, в эти процессы вовлекаются уже сами жители южных районов.

А если вдуматься (не говоря о невосполнимых жертвах) в объемы только прямого ущерба республики в связи с боевыми действиями и террористическими акциями (они, видимо, превысили миллиарды рублей), то необходимость скорейшего и безотлагательного решения данных проблем очевидна. Все эти средства могли бы пойти на социальную сферу: вот вам и занятость молодежи, строительство школ, объектов культуры, спорта и т.д. Необходимо масштабное изменение отношения государства к решению проблем экстремизма и терроризма. Более того, законодательно должна быть определена четкая, целостная система конкретных мер, действий и взаимодействий, конкретной ответственности на всех уровнях.

Возвращаясь к основной части вашего вопроса о путях решения социально-экономических проблем в районе, могу сказать, что нами уже реализуется долгосрочная программа социально-экономического развития района, все проблемы в ней обозначены, определены пути их преодоления. Ее конечной целью является качественное улучшение благосостояния каждого жителя района, превращение нашего края в самодостаточный. Любовь к родной земле и вера в своих людей дают нам основание надеяться на успешное претворение в жизнь основных положений этой программы. Необходимо лишь, чтобы нам не мешали работать…

- Что еще делается органами местного самоуправления для укрепления доверия к власти?

- Этот вопрос, по-моему, ключевой во взаимоотношениях власти и людей. «Сегодня власть должна быть эффективной, высокопрофессиональной и открытой обществу», - так обозначил главную цель Президент Дагестана в Послании Народному Собранию РД. Более того, честность, доступность и правдивость власти – вот важнейшие условия ее эффективности.

Я как глава муниципального района доступен всем, кто желает встретиться со мной. Сам часто бываю в различных муниципальных объектах, встречаюсь с людьми, стараюсь не отгораживаться от людей ссылками на вселенскую занятость. Сегодня многим живется непросто, не все проблемы решаемы, не все смогли адаптироваться к новым условиям жизни. Когда по тем или иным причинам не в состоянии оказать помощь человеку, стараюсь объяснить, почему этого не могу делать. Требую от всех руководителей служб такого же отношения к людям.
О работе, проводимой администрацией по профилактике религиозно-политического экстремизма, необходимо отметить, что в районе все рекомендации Президента, правительства реализуются. В районе заложены основы укрепления доверия населения к власти, все это претворяется в жизнь. Граждане нашего района не на словах участвуют в формировании политики, которую мы проводим. Они откликаются на все наши призывы, к примеру, вспомним те же субботники, общественные работы… Есть и наши инициативы. К примеру, в районе в местах массового скопления людей и на важных объектах устанавливаются камеры видеонаблюдения, реализуется районная программа «Безопасный район» и т.д.

- Экстремистские идеи свое распространение в основном получают среди безработной молодежи. Расскажите, что делается для создания новых рабочих мест с достойной оплатой труда.

- Как и по всей республике, в Сулейман-Стальском районе безработица остается основной проблемой. Многие молодые люди с семьями выезжают на заработки в другие регионы Российской Федерации. Мы не считаем это выходом из положения, поэтому в названной долгосрочной программе социально-экономического развития района этой проблеме уделено основное внимание. Многое в этом направлении в районе уже делается, в том числе и за счет частных инвесторов. К примеру, строятся два спортивных комплекса в с.с. Сардаркент и Карчаг, завершается строительство винзавода в с. Карчаг, завода в с. Юхари-Стал по выпуску безалкогольной продукции на 250 рабочих мест (проектная стоимость 300 млн.руб.), закладываются сотни гектаров садов, виноградников, зерновых культур и т.д. Это не просто новые экономические площадки, это и новые рабочие места.

За последние три года нам удалось привлечь в район инвестиций на сумму более одного миллиарда рублей, я говорю только о частных инвестициях. Поверьте, это немалая сумма. Инвестируют в развитие района в основном наши земляки, которые живут и успешно работают в других регионах России. Это Салман Бабаев, Асан Нюдюрбеков, братья Абасовы, семья Шайдаевых, Имам Яралиев и многие другие. При этом, необходимо подчеркнуть, многие инвестиции направлены на социальные проекты: строительство музеев, учебно-спортивных центров, на ремонт школ, проведение и реконструкцию дорог, водопроводов, облагораживание исторических памятников, родников и т.д. Мы благодарны нашим землякам, которые вкладывают в район не только с целью получения прибылей. А если бы еще целенаправленная поддержка государства….

- Нариман Шамсудинович, ведется ли властями района мирный гражданский диалог с представителями радикального течения ислама? Что бы вы им сказали, если бы такая встреча состоялась?

- Честно скажу, мне очень интересно было бы встретиться с ними, поговорить, если хотите, поспорить. Но до сих пор не встречал таковых. Мне интересно одно: ведь эти молодые люди выросли среди нас, дышали одним с нами воздухом, учились с нами в одних и тех же школах, но вдруг, будто их переменили, встали на путь вооруженной борьбы с государством, отбросившим культовые ограничения прежней власти, провозгласившим религиозные свободы для всех.

Мы сегодня живем в многонациональном, многоконфессиональном государстве. Наши отцы жили, деды жили. Если кто-то сегодня предлагает жить дагестанцам вне России, они, как говорил один очень известный человек, «страшно далеки от народа». А мы знаем из истории, что любая затея, которая идет вразрез с интересами народа, обречена.

В мире идет процесс глобализации, процесс взаимопроникновения культур, религий. Это не прихоть отдельных людей, это неизбежный этап развития человечества. Есть в мире силы, причем очень влиятельные во всех отношениях, которые стараются представить ислам в негативном свете, дискредитировать его в глазах людей, объявляя реакционной религией. Нашим «правдоборцам» от религии пора понять, что они льют воду на мельницу этих очернителей ислама. Если честно, грустно всё это…

- Государство, а также состоятельные граждане оказывают содействие в строительстве и реконструкции мечетей (а это очень хорошо). В то же самое время многие школьные здания, построенные в 30-е годы прошлого века, обветшали и находятся в аварийном состоянии, как, например, в селении Эминхюр. А учащаяся молодежь в первую очередь взята под прицел идеологов экстремизма. Как решается вопрос строительства новых школ в тех селах, в которых есть такая необходимость.

- Скажу прямо: одной благотворительностью данную проблему не решить. Почему? Посудите сами, из 57 образовательных учреждений района лишь 9 функционируют в типовых зданиях, остальные – в саманных зданиях, построенных в 30-40-е годы прошлого столетия «народным» способом или в приспособленных помещениях. Почти все они находятся в аварийном состоянии. Но отрадно отметить, благодаря заботе нашего Президента Магомедсалама Магомедалиевича в селении Эминхюр будет строиться новая школа. По моему глубокому убеждению, срочно требуется принятие государственной программы по строительству новых школ в Дагестане. Иначе лет через пять во многих поселениях детям негде будет учиться.

Что касается благотворительной помощи со стороны состоятельных граждан, то такая помощь оказывается и школам. Помнится, в прошлом году Касумкентской СОШ № 1 помогли деньгами и оборудованием бывшие выпускники этой школы Марат Селимов и Маил Нефтялиев. Можно привести еще множество примеров. Мы такими земляками гордимся и говорим им большое человеческое спасибо.

- Спасибо за беседу.

Дагестанская правда

17.08.2011

Возврат к списку